«Наследие скульптора Андрея Гавриловича Гамулина. Творческая личность в контексте музея»

20 Октября 2014


Множество судеб вплетено в музейное пространство через предметы, хранящиеся в запасниках и выставочных залах. Одни характеризуют эпоху, другие принадлежат известным людям и формируют фамильный фонд этого человека, какие-то созданы искусными мастерами и являются произведениями искусства. Это особая категория предметов, работая с которой, музейщики стараются не только показать талант и мастерство художника, но и раскрыть личность человека, презентовать ее в пространстве музея: сделать доступным зрителю чувства, переживания, миросозерцание художника – весь его внутренний мир, воплощенный в работах. В Бердском историко-художественном музее к этой категории относится фамильный фонд скульптора Андрея Гавриловича Гамулина, творческая география которого поражает своей широтой и многообразием. Человек, чье имя внесено во Всемирный лексикон, изданный в Лейпциге в 2006 г., ученик Дигранжа и Обера, член Союза художников СССР (с 1933 г.), автор скульптурных композиций и барельефов, украсивших здания и парки во многих городах нашей страны.

В 2014 г. исполняется 45 лет со дня смерти Андрея Гавриловича. Памятная дата позволяет еще раз привлечь внимание к этой незаурядной личности.
В Бердском музее хранится архив Гамулина, состоящий из документов, грамот, характеристик, фотографий, личных вещей, - все это передала его младшая дочь Антонина Андреевна уже после смерти отца. Особый интерес представляют воспоминания Андрея Гавриловича, в которых он описывает свой жизненный путь и альбом с удивительными фотографиями авторских работ, иллюстрирующими широту творческой географии замечательного скульптора. Знакомство с этим материалом раскрывает перед нами человека, прожившего большую, интересную и творчески наполненную жизнь. Скульптор, театральный декоратор, мастер декоративной лепки – все, за что он брался, отмечено яркой индивидуальностью и талантом. При этом имя Андрея Гавриловича Гамулина, к сожалению, ускользнуло из памяти современников, а судьба была неблагосклонна к его творческому наследию, состоявшему из монументальных скульптур, барельефов, фонтанов. Но даже те немногочисленные работы, которые известны нам сегодня, позволяют видеть в нем состоявшегося самобытного художника.

Судьба Андрея Гавриловича достойна стать основой книги о том, как, несмотря на все трудности жизни, развивался его талант, приобретая новые формы и оттачивая грани мастерства. Родился он 2 сентября 1882 г. в селе Заручье Тверской губернии в бедной крестьянской семье. Волею судьбы после окончания сельской школы тринадцатилетним мальчиком он попадает в Петербург - город, который сыграл большую роль в формировании художественных вкусов скульптора Гамулина. Это время было очень плодотворно в плане расширения кругозора, знакомства с мастерами, в нем подспудно шел процесс накопления знаний об искусстве, формировался художник. По воспоминаниям Андрея Гавриловича, хозяин скульптурной мастерской, в которую его определили учеником сроком на пять лет, «приглашал иногда на временную работу известных мастеров и мы, ученики, зорко наблюдали за их работой и учились у них».[1, С2] Характерной особенностью Гамулина была способность к саморазвитию, до всего ему надо было доходить самому «всякое знание не обременяет человека, а наоборот, ему легче ориентироваться в некоторых случаях», пишет он и слова его звучат убедительно еще и потому, что вся его жизнь подтверждает это высказывание. Он постоянно чему-то учился, пробовал себя в разных техниках и направлениях и все знания, которые получал, развивал в себе и применял на практике.

В последние годы обучения в мастерской Андрей Гаврилович по воскресным дням посещал Центральное училище технического рисования барона Штиглица, где брал уроки у известного русского скульптора М.А. Чижова. После этого была работа в мастерской Дигранжа, которого он описывает в своих воспоминаниях как хорошего рисовальщика и орнаментиста, знающего историю искусств и пользующегося большим доверием в аристократических кругах Петербурга. «Знания, которые я приобрел у Дигранжа, послужили мне на пользу через десятки лет». [1, С.3] Среди заказчиков попадались интересные люди, некоторые принадлежали к аристократическим кругам, их мир поражал красотой и великолепием молодого скульптора, все виденное запоминалось, расширяло кругозор и знания. Так, работая на даче графини Шуваловой, которая находилась напротив царского дворца, Гамулин часто видел царя, уезжающего на прогулку, а сама графиня, по словам Андрея Гавриловича, - богиня красоты, обладающая утонченным вкусом и великолепными манерами. В доме полковника Серебрякова в столовой им были сделаны настенные барельефы на тему четырех времен года и еще много разных работ.

У Дигранжа Гамулин проработал несколько лет, а потом попал в частную бутафорскую мастерскую итальянца Кроччи. Работая у итальянца – мастера движущихся фигур, он поражался его изобретательностью и был увлечен работой, делая модели из глины, по которым из прочного и легкого материала создавали фигуры с механизмами внутри. Пребывание в этой мастерской «было хорошей школой, дало новые знания и через много лет было хорошим руководством при работе в театрах Томска, Новосибирска и других городов». [1, С.5]
В 1908 г. в его творческой биографии наступил новый этап. А.Г. Гамулин начал работать в мастерской известного русского скульптора-анималиста Артемия (Артура) Лаврентьевича Обера, который имел репутацию ведущего скульптора-анималиста России «Здесь я работал как арнаменталист, но, находясь среди скульптур животного мира, я наблюдал, и для меня это было новое открытие. Я решил работать и учиться в этом направлении». [1, С.7]

Накопив знания и опыт, Гамулин приступает к созданию своей первой самостоятельной работы. Именно в мастерской Обера у него появилась идея проиллюстрировать басни И. Крылова, создав письменный прибор из двенадцати предметов по их сюжетам. «Я рассказал о своем намерении скульптору Оберу, он одобрил мои идеи и я стал под наблюдением Обера работать над прибором». [1, С. 12] В 1913 г. прибор был готов. Он был отлит из бронзы и поставлен на подставки из темно-красного мрамора. Работая над каждым предметом этого прибора, Гамулин старался максимально точно следовать авторскому тексту, размещая персонажей басен в характерных позах и ракурсах, подчеркивая литературный замысел И.А. Крылова. По оценкам специалистов из Государственного исторического музея, все скульптурные изображения и декоративные элементы цельнолитые, выполнены из высококачественной бронзы, поверхность подвергнута незначительной прочеканке, что было обусловлено не только спецификой художественной манеры скульптора, но и тщательностью подготовки моделей. [2, С.59].

Во время пребывания в Петербурге, Гамулин не только учился, но также «работал на ответственных работах по реставрации скульптур и орнаментов в Павловском и Мраморном дворцах, принимал участие в лепке моделей решетки сада Зимнего дворца», отделывал лепниной дома петербургских аристократов, участвовал в сооружении памятника Александру III, для чего им были выполнены модели канделябров и скульптурные детали, размещенные на постаменте памятника.

Не менее интересной была работа Гамулина по созданию моделей для бронзовых деталей знаменитой вазы из ревневской яшмы, украшающей дворец мира в Гааге. Именно в мастерской Обера выполнялась лепка украшений для этой вазы. Очевидно, эти работы были выполнены А.Г. Гамулиным, о чем он пишет в своей автобиографии. В 1912 г. ваза была доставлена в Гаагу, и до сего дня она украшает Дворец мира, где проходят заседания Международного суда ООН. [2, С53]

Огромный опыт, который приобрел Андрей Гаврилович в Петербурге, расширил диапазон его творческих возможностей и позволил реализоваться ему как художнику, скульптору, бутафору, декоратору, в каждой работе которого просматривается талант и высокое мастерство. 

В 1918 г. Андрей Гаврилович вместе со своей семьей покидает Петербург и переезжает в Сибирь. Работа в сибирских городах – это особый этап в творческом росте скульптора Гамулина, именно здесь он приобрел простор для воплощения своих идей, именно здесь были востребованы его опыт и знания. Он много занимается декоративно-оформительской работой. Получает заказы из сибирских городов и успешно выполняет их. Работает Гамулин плодотворно, стабильно. Монументальные композиции и выразительные рельефы, выполненные им, украшали улицы, площади и здания многих городов. Среди них – фонтан «Бурильщики» в Сталинске (Новокузнецк), барельефы Ленина и Сталина в Кемерово, композиция на тему национальных сюжетов для фасада Алма-Атинского театра оперы и балета и многое другое. 

В 1933 г. Андрей Гаврилович Гамулин становится членом Союза советских художников. Каждый советский художник в рамках господствующей идеологии был созидателем нового мира, работы его были глубоко идейны и служили средствами пропаганды, утверждали и демонстрировали пафос социалистической жизни. Особенно это касалось монументальной скульптуры, то, чем занимался Гамулин, работая над памятниками Ленину, Калинину и др. Но, несмотря на это, работы эти нельзя назвать поточными, к выполнению каждого заказа Андрей Гаврилович подходил авторски и в высшей степени профессионально.

В 1928 г. Гамулин приехал в Новосибирск, где ему предложили работу в театре «Красный факел». В справке, датированной 1935 г. говорится, «товарищ Гамулин работал в Новосибирском Сибгостеатре «Красный факел» в качестве скульптора-бутафора с 15/IX.28 г. по 20.II.1935 г. За время его работы в С.Г.Т. относился честно, добросовестно к работе производственной так же и общественной. Был ударником, премирован».[6]

30 ноября 1934 г. в Новосибирске открылась вторая Западно-Сибирская краевая художественная выставка, на которой среди прочих были представлены и работы Андрея Гавриловича Гамулина. В Бердском музее хранится книга отзывов с этой выставки, в которой особо отмечен представленный на выставке бронзовый письменный прибор на тему басен И.А. Крылова, который до 1930 г. находился у частного лица в Петербурге. Зрители высоко оценили произведение скульптора: «Нечего и говорить, что бронзовая иллюстрация Гамулина заслуживает самой восторженной оценки …». Некоторые высказывались о необходимости массового выпуска подобных изделий: «Работа Гамулина оставляет впечатление своей содержательностью исполнения, хорошо бы отливку его работы произвести в массовом производстве, они украсили бы письменный стол всякого культурного человека». [4]

В 1949 г. скульптор принял решение подарить письменный прибор И.В. Сталину. Дело в том, что с конца 1940-х гг. в адрес «вождя народов» от советских и партийный организаций, а также от простых людей поступали многочисленные подарки. Из Новосибирска был прислан гарнитур для письменного стола, созданный Гамулиным. Как отмечает в своей статье заведующая отделом металла ГИМ, кандидат исторических наук Л.А. Дементьева «этот подарок был более чем удачен – басни Крылова были в числе любимых произведений Сталина».[2, С.53] Комиссия Новосибирского Союза советских художников в составе Мочалова М.А., Титкова В.В., Огибенина Л.Н., Фокина А.Н., скульптора Штейн В.Ф. и представителя газеты «Советская Сибирь» Лаврентьева В.В. ознакомилась с письменным прибором, отметив его уникальность, интересный замысел и художественную трактовку: «Письменный прибор исполнен на достаточном профессионально-художественном уровне. Тов. Гамулин свой творческий труд «Письменный прибор» решил преподнести в дар И.В. Сталину в день его семидесятилетия. Со своей стороны комиссия, осмотрев работы скульптора Гамулина, приветствует и одобряет его начинание и подарок». [5] Так прибор оказался на выставке подарков И.В. Сталину, а позднее – в коллекции бронзы отдела металла Государственного Исторического музея, где хранится в настоящее время. В фондах Бердского музея находится предмет из этого письменного прибора – бронзовый нож для разрезания бумаги по мотивам басни «Слон и Моська», который по неизвестным причинам не был отправлен в Москву. Со слов внука талантливого мастера, Анатолия Викторовича Житковского, который сегодня проживает в Бердске, этот нож просто не понравился его деду, так как уровень художественного исполнения предмета, по мнению Гамулина, был не очень высок и мог испортить общее впечатление от гарнитура.

В 1935 г. Гамулин переезжает в Сталинск (Новокузнецк) на строительство соцгорода и активно включается в работу скульптурной мастерской, которая занималась оформлением фасадов и интерьеров зданий, городских садов, парков и улиц. Гамулин, имеющий к тому времени 40-летний стаж работы, являясь членом Союза художников, по сути, был организатором этой мастерской. «За время работы мастерская проделала большую работу. Все статуи и вазы по проспекту Молотова (в настоящее время – проспект Металлургов), в сквере Металлургов, фонтан, внешнее оформление Дворца металлургов, внутренняя отделка Театра юного зрителя и многое другое – все это вышло из скульптурной мастерской» [3, С.32]

С 1944 г. А.Г. Гамулин работал в Новосибирском театре оперы и балета. Как пишет он в своих воспоминаниях «здесь заканчивалось строительство оперного театра и к его открытию мною были сделаны барельефы, вазы, канделябры и статуи для спектаклей. Для фойе были сделаны бюсты композиторов Чайковского, Мусоргского и Глинки». [1, С. 11] В 1945 г. он был награжден почетной грамотой Новосибирского горисполкома за активное участие в создании художественного оформления Новосибирского театра оперы и балета. Такую же грамоту он получил через два года за участие в оформлении балета «Доктор Айболит».

В то время роль производственных коллективов театра была так же важна, как и творческих. Все, что требовалось для спектаклей, делалось прямо в здании театра. Большинство пришедших сюда молодых людей не знало специфики театрального производства, многие не имели никакой профессии. Работая в театральной бутафорской мастерской, Гамулин раскрылся как талантливый педагог, ставший для многих первым практическим учителем скульптуры.

Андрей Гаврилович Гамулин оставил свой след как крупнейший мастер декоративно-прикладной архитектурной лепки: многочисленные капители, барельефы, лепные плафоны, вазы создавали особую утонченность и изысканность внутреннего декора и интерьера общественных зданий.
Последние годы своей жизни Гамулин жил в Бердске у своей младшей дочери. Умер он в 1969 г.

Знакомство с творчеством Андрея Гавриловича, его судьбой раскрывает нам личность человека импульсивного, увлекающегося, каждую работу которого отличает талант и стремление к совершенству. К сожалению, творческое наследие мастера сохранилось лишь в незначительной степени. В коллекции Бердского музея оно представлено единичными образцами – это гипсовые панно «Фрукты» и «Цветы», бронзовый нож «Слон и Моська» из письменного гарнитура, пластилиновая скульптура «Горький на Капри». Некоторые работы находятся в новой Зеландии, куда они были вывезены правнучками Андрея Гавриловича, совсем немногое хранится в семье его внука Анатолия Викторовича Житковского.

Сегодня создать экспозицию в рамках одного музея, посвященную этому человеку достаточно сложно, виной тому рассредоточенность и специфика его творческого наследия: как правило, это панно, барельефы, монументальные композиции. Необходима совместная работа с музеями тех городов, в которых представлено его творчество. И здесь создание виртуальной экспозиции на наш взгляд самое удачное решение проблемы. Это позволит охватить все места творческого пребывания скульптора, даст возможность увидеть сохранившиеся объекты и сделает доступной информацию об этом талантливом человеке. Ведь имя Андрея Гавриловича не так хорошо известно людям, как он того заслуживает.
Кроме этого в г. Бердске скоро появится мемориальная доска на доме, в котором последние годы жил скульптор.

К сожалению, большинство работ Андрея Гавриловича не сохранилось, но в памяти нашей, в исторической памяти тех городов, в которых он трудился это имя должно остаться как знак признания его таланта.

Список источников

1. Воспоминания А.Г. Гамулина. БИХМ.
2. Дементьева Л.А. «Басни Крылова в бронзе». Горный журнал. Цветные металлы. Черные металлы. Обогащение руд. Специальный выпуск, посвященный Государственному историческому музею. 2008 г.
3. Из истории художественной жизни Новокузнецка 1920-1950-е годы. Сатьи, хроники, документы, воспоминания, письма, фотографии. Новокузнецк, 2013 г.
4. Отзывы о работе А.Г. Гамулина со Второй Краевой выставки живописи и скульптуры. БИХМ.
5. Справка секретарю Новосибирского Областного Комитета ВКП (б) тов. Яковлеву И.Д. от комиссии Новосибирского союза советских художников о письменном приборе А.Г. Гамулина. 1949 г. БИХМ.
6. Справка Гамулину А.Г. в том, что он работал в Новосибирском Сибгостеатре «Красный факел». БИХМ.

Автор: Келина Ирина Сергеевна зав. сектором учета фондов.


Источник: БИХМ